Госдума ратифицировала новую редакцию соглашения об избежании двойного налогообложения между Россией

Госдума ратифицировала новую редакцию соглашения об избежании двойного налогообложения между Россией и Кипром. Протокол не создает особых угроз российскому бизнесу — возможность получения информации от кипрских налоговых органов пока только продекларирована, популярная у российских девелоперов схема сокращения налогов при продаже недвижимости через кипрские компании будет закрыта лишь в 2017 году. Быструю выгоду от ратификации получает Кипр — теперь Минфин должен исключить его из своего списка офшоров.

 

Протокол был подписан президентами России и Кипра в октябре 2010 года. С него началось нынешнее наступление Минфина на компании, использующие низконалоговые юрисдикции для ведения бизнеса. Уже позже властями были обновлены соглашения об избежании двойного налогообложения со Швейцарией и Люксембургом, а также изменены подходы к налогообложению еврооблигаций и займов от зарубежных структур. Однако соглашение с Кипром все это время не ратифицировалось, притом что кипрские законодатели сделали это еще в августе 2011 года. Формально причиной задержки в правительстве называют «длительность международных ратификационных процедур». Неофициально же эксперты говорят о том, что российская сторона ждала от Кипра подтверждения готовности на деле, а не на бумаге начать делиться налоговой информацией. Киприоты же настаивали, что начнут обмен после вступления протокола в силу и исключения острова из составленного Минфином РФ черного списка «несотрудничающих стран».

 

Представивший Госдуме законопроект о ратификации протокола заместитель главы Минфина Сергей Шаталов сообщил, что редакция соглашения 1998 года не позволяла российским налоговикам получать информацию от кипрских коллег. Теперь нормы об информационном обмене ужесточены, в соглашение вписана возможность взыскания налогов за счет имущества, находящегося на территории другого государства. Для того чтобы выгодное российско-кипрское соглашение не использовали компании из «явных» офшоров (с Багам, Британских Виргинских островов), введена норма о том, что резиденты из «третьих стран», зарегистрировавшиеся на Кипре только ради льгот, получить их не смогут. Одна из существенных для бизнеса статей протокола — о введении налогообложения сделок с акциями или долями компаний, владеющих недвижимостью в РФ. «Сейчас недвижимость оформляется на компанию, зарегистрированную на Кипре,— пояснил Сергей Шаталов.— При сделках продается не эта недвижимость, а сама компания. По прежней редакции налоги в этом случае в РФ не уплачивались. Теперь — будут».

 

Депутаты оппозиционных фракций пытались выведать у представителя Минфина информацию об объемах российских активов, зарегистрированных на кипрские компании, но в ответ услышали лишь данные о суммах, пришедших с острова, занимающего первое место по инвестициям в РФ. «Накопленные инвестиции Кипра в экономику России составляют $70 млрд, из них прямые — $47 млрд. Из РФ на Кипр ушло $24 млрд, $15 млрд из них — прямые инвестиции»,— сообщил Сергей Шаталов. Отрасли, в которые притекли эти деньги,— недвижимость, торговля, машиностроение, перерабатывающая промышленность, нефтепереработка. Сумму бюджетной выгоды от обновления соглашения замминистра назвать затруднился.

 

В ответ депутаты заподозрили Минфин в излишней мягкости при проведении переговоров с Кипром и усомнились в эффективности протокола. Михаил Сердюк («Справедливая Россия») заявил, что намерение Минфина получать налоги с продажи недвижимости нереализуемо: материнские структуры владеющих зданиями кипрских компаний зарегистрированы в «диких» офшорах, получить от которых какую-либо информацию нереально. Николай Коломейцев (КПРФ) заявил, что протокол «для проформы» поддержать надо, хотя к реальному сокращению степени «офшоризации» экономики он не приведет. За Минфин заступился Константин Косачев («Единая Россия»): «Да, цели закрытия всех лазеек ухода от налогов протокол достигает лишь отчасти. Но то, чего удалось добиться в ходе очень трудных переговоров с Кипром,— это максимум возможного. На деле у нас выбор между этим документом и никаким»,— сказал депутат. Сергей Шаталов подтвердил, что переговоры были сложными, «велись с позиции силы» и начались лишь после включения Кипра в минфиновский перечень офшоров.

 

Протокол после подписания законопроекта о ратификации президентом вступит в силу с 1 января 2013 года, но статья о недвижимости — лишь с 2017 года. Россия согласилась взять отсрочку для того, чтобы ввести аналогичную статью в соглашения с другими странами — «конкурентами» Кипра на финансовом рынке: Швейцарией, Люксембургом, Нидерландами.

 
kommersant.ru